La primavera

Bastava che venisse il sole
e la primavera si faceva sentire un po' di più...
Vedi il cielo che ti sorride oggi,
senti il vento che ti stringe fra le braccia
non può essere più bello
no, non può!

Davvero bastava che marzo ti guardasse dalla finestra
E già volevi vivere e respirare quell'aria fresca
che entrava nella stanza e riempiva i polmoni
e volevi volare, e volevi sognare di nuovo
volevi sognare ancora, ancora,
di nuovo

Ti bastava un sorriso, uno sguardo attento,
per perderti in un sogno d'amore ...
com'è bella la vita!
Com'è bella la tua vita!
ed ora tu non pensi se vorrai di più
no, non pensi ancora se vorrai di più

le Porte

Sei un bambino ancora
e tutte le porte sono aperte
Ti stanno davanti
Basta entrare sorridente.
Basta sognare
Sei adolescente
e ti sembra che tutte le porte
siano ancora aperte
Ma non è così
qualcuno ne ha chiuse una o due,
non si può fare più niente.
Sei adulto,
quale è la stella che ti porta avanti, che ti guida?
Le porte ti aspettano aperte, ti fanno entrare, alcune,
e le altre invece non si aprono mai
neanche quando provi a forzarle
I genitori,
invecchiano, vanno via,
uno dopo l'altro,
sono chiuse altre due porte
E tu sei già anziano...
Stai guardando intorno,
rimane sempre meno da scoprire dietro la porta.
Quante porte c'erano prima?
Quante ne sono rimaste adesso? Stanno diminuendo!
E poi alla fine resterà solo una (porta)
dove entrano tutti,
ma non ne ha voglia nessuno

Ночное происшествие

Если бы Джельсомино вовремя вышел из бара, где он зацепился языками с приятелями и пропустил пару стаканчиков, ничего бы не случилось. Он бы пошел домой, поужинал бы со своей семьей, посмотрел еженедельное субботнее ток-шоу и лег бы спать. А так, парень засиделся допоздна и когда уже собрался уходить, времени на часах, висевших за спиной бармена было прилично. Он подумал, что в такой поздний час уместно проверить, всё ли в порядке с его грузовичком и заодно посмотреть, хорошо ли держатся ферматы и потому, Джельсомино не свернул на свою улицу, а пошел через площадь к машине, припаркованной рядом с церквушкой. Насвистывая под нос непонятный ему самому мотив и размышляя, не позвонить ли подружке, которую он подцепил на прошлой недели в ночном клубе, Джельсомино дошел до грузовика, обогнул его сзади, и.... замер. То, что он увидел, встревожило, озадачило и напугало его -  правый засов на борту кузова был погнут... Джельсомино вернулся к кабине - стекло со стороны водителя было разбито. Джельсомино словно окатили ледяной водой, в голове у него загудело и во рту пересохло: кто-то пытался украсть его почти новый грузовичок, за который Джельсомино закончил платить совсем недавно и покупка которого повлекла за собой невероятную экономию. Год невероятной экономии! Джельсомино был парнем незлобным, но несправедливость его сердила. Поэтому он в сердцах ударил кулаком по стоящему рядом фонарному столбу, застонал от боли, сжавшись в три погибели, долго не мог отдышаться, но наконец собрался с силами и пошел к карабинерам. Те сидели у себя в участке, смотрели матч и шумно обсуждали идущую игру.
«Синьоры, буона сера. У меня приключилось несчастье, кто-то пытался украсть мою кормилицу. То есть, мой грузовик. Ну вы понимаете, это мой конь который меня кормит. То есть, моя железная машина. То есть, мой железный конь, да! И мою мать, и отца, и сестру, будь она неладна, помоги мне Мадонна найти ей мужа»!
Джельсомино продолжал горячо рассказывать о беде еще какое-то время, пока не заметил, что его никто не слушает. Тогда он тронул за плечо одного из парней в форме, сидевшего к нему ближе остальных. Тот недовольно дернулся и, не поворачиваю от экрана телевизора голову, произнес: «Парень, приходи в понедельник, напишешь заявление. На сегодня мы закончили нашу работу. Ступай, любезный».
Джельсомино огорчил такой прием... Как же так? Он пришел со своей бедой к этим ублюдкам (между прочим он исправно платит налоги, не считая тех трех раз, когда приятель бухгалтер представлял его доходы в несколько преуменьшенном свете), а они даже не удостоили его вниманием, не говоря уж о поимке преступников...
В глубокой печали Джельсомино покинул участок и поплелся к себе домой. Все уже спали, поговорить о случившемся было не с кем, он тяжело вздохнул, и раздевшись до трусов, лег в кровать.
Сон не шел. Джельсомино ворочался в постели с боку на бок, взбивал подушку, садился, снова ложился. Прошел час.
«А если они вернутся»?! - Джельсомино пробрало от этой мысли, он вскочил с постели и быстро оделся. Пошел в большую комнату, снял со стены ружье, с которым ходил на охоту, с ним в руке проследовал в чулан, достал из коробки патроны, зарядил ружье и уж было собрался выходить, но вернулся обратно, залез на табурет и взял с верхней полки пистолет. Проверив заряжен ли он, сунул пистолет в задний карман джинс и вышел на улицу. План поимки воров был прост: Джельсомино заберется в грузовик, спрячется за стоящей в нем бочкой и будет ждать. Как только появятся грабители, он их припугнет выстрелом и вызовет полицию.
Дойдя до площади Джельсомино остановился в тени у аптеки, огляделся по сторонам и, стараясь не выходить на освещенные участки, добрался до своей машины. Прилагая все усилия чтобы не шуметь он залез в кузов и затаился в уголке. Вскоре, его внимание привлекла машина, медленно ехавшая по кромке, у самого тротуара. Подозрения Джельсомино обрели почву, когда он осознал, что фары у приближающейся машины выключены!

Дела шли из рук вон. Марио давно заметил, что его жена Мария ведет себя как-то странно - перестала с ним ругаться, бреет ноги, пересаливает пасту и часто видится с подругами. Значит она ему изменяет! Чтобы убедиться в этом оставалось только проследить за супругой. В субботу вечером Марио, сказавшись больным, отказался пойти с Марией погулять. Когда жена собралась и вышла из дома, Марио, уже одетый, выскочил из кровати, открыл входную дверь, огляделся по сторонам и тихонько побежал по тропинке к машине, припаркованной на углу. Добравшись до своей малышки, он огляделся по сторонам, увидел вдали зыбкий силуэт своей супруги, сел за руль, завел машину и медленно поехал за женой. Стараясь не привлекать внимание он ехал на приличном расстоянии, надвинув на глаза кепку и надев в придачу темные очки. Он не сразу обратил внимание на доносящейся из кармана куртки характерный вызов телефона - ему звонила жена. Марио охватила паника - его заметили! Он остановил машину (неожиданно для синьора ехавшего за ним, который едва не врезался в него сзади, но вовремя ударил по тормозам и уже объезжая его открыл окно и заорал: «Ты, придурок, научись водить»!
Марио отупело смотрел на свой телефон - жена звонить перестала... Переведя дух, он сам набрал ей и ослабевшим голосом произнес: «Аморе»....
«Аморе, тебе лучше? Может ты все-таки пойдешь с нами в кино? Мартина спрашивает о тебе»...
«Нет, Аморе, мне так нехорошо, так нехорошо»!
«Хочешь, я вернусь домой»?
«Нет-нет, отдыхай, развлекайся, я посплю и мне станет легче. Целую тебя» - Марио нажал на отбой и с облегчением выдохнул - его не заметили. Можно продолжить слежку.
Беда была в том, что он потерял Марию из виду, пока говорил с ней. Марио засуетился, начал кружить по близлежащим улицам, доехал до кинотеатра - жена стояла перед входом со своей подругой Мартиной и каким-то парнем: «Вот оно», - подумал Марио и вцепился в руль.
Все трое постояли еще немного и зашли внутрь кинотеатра...
«Подожду их здесь», подумал детектив Марио и устроился поудобнее в кресле. Он был так напряжен и измучен, что незаметно для себя заснул и проснулся когда стемнело и из распахнутых дверей выходили зрители. Среди них не было видно Марии. Марио заволновался - надо же было так глупо упустить ее из виду! Что делать?! Он решил поехать к дому Мартины на площади и проверить, там ли жена. Чтобы его машину никто не узнал, Марио предусмотрительно выключил фары.

Джельсомино держал тачку воров на прицеле. Едва машина остановилась, он выстрелил: бабах! Вспышка, развороченный капот и языки пламени. Из машины выбрался парень. «Значит был один вор», - подумал Джельсомино и крикнул:
«Стой, иначе буду стрелять, стой, кому говорю! Поднимай руки, не двигаться, а то ты покойник»!
Держа ружье в правой руке Джельсомино левой достал мобильник и позвонил в полицию: «Я поймал вора, на площади, держу его на мушке»!
Карабинеры прибыли через пару минут, зачем-то отняли у Джельсомино ружье, одели наручники и, несмотря на его протесты засунули его на заднее сидение полицейской машины. И потом начали допрашивать парня из машины.
«Правильно, допросите его, пусть скажет, как он хотел угнать мой грузовик» - начал было говорить Джельсомино
«Заткнись, парень, сейчас сержант и тебя допросит» - обрезал его один из карабинеров.
Лежать с задранными руками и чужой коленкой на пояснице было крайне неудобно:
«Убери ногу с моей спины, мне больно - взмолился Джельсомино одному из карабинеров, оставшемуся с ним.
«Чего тебе больно»? – недоумевающе спросил тот.
«Ты мне сейчас сделаешь дырку в заднице, там пистолет».
«Ах, черт» – закричал полицейский, выхватил пистолет из штанов Джельсомино и в сердцах выругался.


Суд приговорил Джельсомино к уплате штрафа за испорченную машину. «Машина этого синьора, будь неладна вся его семья, и новой не стоила таких денег» – закричал Джельсомино судье, после чего был оштрафован еще и за проявление неуважения к суду. Вот так. Теперь ему предстоял еще один год невероятной экономии. Утешением служил невероятный успех его истории о том ночном происшествии. Каждый раз приходя в бар Джельсомино садился, брал кружку пива и положив ногу на ногу рассказывал в лицах, добавляя новые детали ребятам о том, как он хотел поймать вора, а вместо этого спас от поимки на месте преступления чужую жену. «Так ему и надо, этому ослу, вообразил себя Лейтенантом Коломбо. Я бы его научил, как надо следить, да что с дураками связываться» – усмехаясь говорил Джельсомино, ободренный хохотом доносившимся со всех сторон.

Basta che nasca un giorno

Basta l'alba,
basta che nasca un giorno
nuovo, uno, dopo l'altro
Basta che l'aria, l'aria fresca riempia i polmoni
e faccia ubriacare,
faccia girare la testa
E quel bosco, che da bambina a me sembrava così grande, enorme
ora e' diventato una piccola collina
ma rimane sempre lo stesso
con tutti gli alberi, con tutte le foglie
ancora verdi, sempre, per sempre
E il fiume, che mi portava la sua canzone delle onde,
che mi cantava la ninnananna e' rimasto
meno rapido, meno lontano,
ma scuro verde, come prima
E allora che cosa cerco,
una adulta bambina

Due in una piazza

non si sa, ne' quando ne' come
si sono incontrati in una piazza due persone
erano due adulti ma piccoli dentro
abituati a combattere con tutto il mondo
nascondendo la paura della vita

e si guardavano negli
occhi l'un l'altra
e leggevano il libro
scritto del fuoco e dell'acqua.
Il pudore fermava, il desiderio spingeva andar avanti
allora come potevano fare?!

nessun cambiamento e accaduto
hanno fatto un giro, parlando di cose importanti
poi si son lasciati tenendo nel cuore l'immagine adorata
erano piccoli dentro due adulti

Свидание

среди комет, алмазных звездопадов,
среди столетий пролетающих, как день
не разминуться б нам
став жертвами обмана
и просто близорукости своей.

не потеряться б нам в межвременья потоках,
не разойтись бы нам, случайно опоздав
на час, на полчаса, на сколько-то минут там
вдруг позабыв про выход на вокзал.

в аэропортах, в сутолоке судеб
не упустить бы нам тот нужный самолет,
давай условимся, во что одеты будем,
и что в руках...
скажи мне, как тебя зовут?

и так, по цвету чемоданов,
курток, шляпке,
по скромному букетику в руках
мы сможем отыскать друг друга в
человечьей давке
произнеся пароль заветный:
ты?
да, я

Un sogno

eravamo tu ed io
sull'isoletta verde
con le spiagge bianche
immersa tra il cielo ed il mare.
Le nuvole passavano lontano
neanche una ne ho vista nera, grigia
ma tutte erano diciamo trasparenti
e fragile come
le ali di farfalla.
I giorni
correvano,
e noi due
non abbiamo mai sentito il tempo
non esisteva più,
non esisteva prima
le onde blu ci sussurravano
dell'universo...
e dell'eternità sbocciata, pura

Если я уеду...

Если я уеду, мне придется взять с собой чемодан сигар. И завести там, куда я уеду собаку. И кошку. Иначе я тронусь. Или сопьюсь.
Мне придется постоянно покупать срезанные цветы и непонятные растения в горшках. И заставлять ими комнаты и балкон.
Я буду вставать по утрам и выводить собаку на прогулку. По дороге покупать кофе и курить. Там, куда я уеду, если возьму с собой чемодан сигар и заведу собаку и кошку, еще можно курить на улицах не думая о каких-то законах, и незнакомые люди там улыбаются друг другу.
Если я уеду, то начну готовить каждый день, придумывая то, о чем никогда и не представляла и ни в каком страшном сне даже и не видела.
Я стану кулинаром, да. И почистив картошку, буду присаживаться к столу и исследовать свой фейсбук, на предмет того, кто что написал. И буду снова закуривать и качать головой.
Если я уеду, то буду писать, по одному рассказу в день, для невидимых детей, и для себя. Буду читать эти рассказы всё тем же кошке и собаке. А кому это еще будет нужно кроме меня и их....
Да и им, тоже, вряд ли. Они меня будут слушать из вежливости и той особой любви, которая возможна только между животным и человеком.
Я знаю, как их выберу. Не буду заказывать, оплатив заранее и не зная, каким окажутся характер, выражение глаз, манера двигаться. Я пойду к заводчикам и возьму того, кто подойдет ко мне и подставит голову для ласки.
Если я уеду, то научусь кататься на велосипеде и на скутере, чтобы когда навалится всей тяжестью печаль, можно было бы умчаться подальше от нее и от себя самой.
Да, я буду очень тосковать. Для этого мне и нужны все сопутствующие условия.
И ещё... я буду часто возвращаться. Во сне

Защита


Адвокат: Ваша Честь, господа присяжные, я начну с главного - мой подзащитный не брал эти деньги, и я могу привести доказательства. Но для начала я бы хотел сказать - разве могут серьезные люди обвинять этого человека (да, он слаб, но мы все люди, мы все слабы, Адам совершил первородный грех, и дал пример остальным), так вот, никто не может обвинить его хотя бы потому, что нельзя, недопустимо в современном мире, в котором столько зла, лжи, преступлений оставлять на видном месте деньги. Посмотрите на него! Неужели вы думаете, что если бы кошелек лежал в кармане или в сумке у госпожи К. и она держала бы эту сумку в руках, он бы залез к ней в карман, рискуя оскорбить достоинство этой благородной дамы?! Никогда! Нет, нет, нет! Но, госпожа К. сама оставила свою сумку, открытую, заметьте, на видном месте, предварительно раскрыв кошелек прямо под носом моего подзащитного. Человек слаб, как я уже говорил... Но! Я сейчас сделаю очень важное заявление, решающее! То, что произошло, и что вы все увидели на демонстрировавшемся видео - это не воровство! Мой подзащитный увидел оставленную сумку, и в ней был кошелек. Он знал, что в кошельке крупная сумма. И что он делает? Не ворует! Он берет кошелек, и прячет его! Чтобы затем отдать госпоже К в целости и сохранности! Именно так все и было.
Вы спросите - почему он отказывался признать, что деньги у него... Господа, поставьте себя на его место, как бы вы себя чувствовали, в окружении полицейских, хозяина заведения, самой госпожи К, от потрясения кричавшей так громко, что залаяла собака у дамы за соседним столом. Вы бы сами потеряли уверенность и забыли бы, что хотели сделать.
Поэтому призываю вас открыть ваши сердца правде, и не обращать внимание на факты, искажающие истину...